ООО «Британский страховой дом»

Аллея славы

Павел Владимирович Кулешов

Павел Владимирович КулешовПавел Владимирович Кулешов родился на Алтае, в городе Барнауле. Мальчишкой он увлекался изобразительным искусством - много рисовал, учился в художественной школе; однако и предположить не мог, что делом его жизни станет реставрация памятников архитектуры. Выросший в небольших промышленных городках, где его родители работали на комсомольских стройках, Павел за время своего детства ни разу не видел ярких архитектурных сооружений. Его первая встреча с памятником архитектуры состоялась позже. К сожалению, этой встрече сопутствовали трагические обстоятельства.

- В 1978 году я был призван в армию, - рассказывает Павел Владимирович. - В декабре 79-го в составе ограниченного контингента войск мы вошли в Афганистан. После штурма резиденции Хафизуллы Амина я увидел тот, свой первый дворец снаружи и изнутри. Нетрудно представить, как выглядел «Тадж-Бек» после вооруженного штурма. Ступая по битому хрусталю, я испытывал смешанные чувства. Восхищение роскошным убранством дворца соединялось с чувством горечи при виде того, как обошлась с этой красотой война.

Именно здесь, в горах Афганистана, Кулешов принял решение, определившее его дальнейшую жизнь. Он твердо вознамерился после демобилизации ехать в Ленинград и поступать в Художественно-промышленное училище им. Мухиной.

К поступлению начал готовиться серьезно. На привалах, в короткие минуты отдыха постоянно делал зарисовки с натуры, запечатлевал военный быт, товарищей по оружию, серпантинные перевалы, пейзажи этой по-своему красивой горной страны. К сожалению, привезти рисунки домой не удалось: они безвозвратно пропали в карантинной зоне, на окраине города Термеза, где Павел с товарищами находился после вывода из Афганистана. В Ленинграде базу для поступления пришлось нарабатывать с нуля.

Готовясь к поступлению на привлекавшую его тогда специальность «Промышленный дизайн» и занимаясь в вечерних рисовальных классах при Академии художеств, Павел решил параллельно освоить рабочую специальность и поступил в реставрационное училище на специальность «столяр-паркетчик».

По мере знакомства с профессией дизайнера он все больше разочаровывался в ней. Пример старших товарищей, уже работающих в этой сфере, наводил на грустные мысли. В те годы почти все мало-мальски интересные идеи инженеров-дизайнеров не получали должного применения и пылились на полках в столах у начальства, а в дело пускались безликие проекты, до неприличия похожие друг на друга и отвечавшие только требованию производства.

Зато реставрация все больше увлекала Павла Кулешова. Вечерами и выходные дни он занимался в мастерских, ходил по музеям, много читал, рисовал, чертил. Серьёзно увлёкся фотографией, занимался спортом – борьбой самбо. Училище закончил с высоким для выпускника четвёртым разрядом и правом на самостоятельный выбор места работы. Конечно, Павел предпочел тогда уже легендарное СНПО «Реставратор».

Понимая, серьезность выбранной профессии и желая максимально использовать имеющиеся знания и навыки, Павел решил обратиться за консультацией непосредственно к директору объединения П.М. Иванову. Петр Михайлович не удивился просьбе молодого посетителя. Напротив, оценив здоровую амбициозность начинающего реставратора, направил его на самый сложный в тот момент участок СНРПМ – 1, в Петергоф.

В Петергофе наставничество опытных коллег было недолгим: уже через полгода Кулешову был поручен первый самостоятельный объект – павильон «Приёмный зал» Екатерининского корпуса дворца «Монплезир». Работа полностью захватила Павла Владимировича. Каждая свободная минута в то время уходила на самообразование.

- Для меня объекты реставрации – это прямые послания из прошлого, - говорит он, - к каждому из этих посланий надо найти подход и не только понять, где и когда оно было создано, но и максимально сохранить, отправив в его в будущее. Я тогда остро почувствовал свою ответственность за эту эстафету. А вслед за ответственностью пришла потребность в знаниях.

Реставрация внутреннего декора помещений, по словам Павла Владимировича, сложна и интересна тем, что находится на стыке специальностей. Для успешной работы надо быть краснодеревщиком и плотником, художником и методистом, орентироватся во времени и истории, владеть всеми возможными приемами работы с деревом и другими материалами. По мере роста профессионализма ему стала очевидна потребность в глубоком понимании физики, химии, математики, геометрии. Необходимые знания он собирал по крупицам, изучая литературу, консультируясь с родными и знакомыми – специалистами в той или иной сфере. Неудивительно, что он через короткое время стал зрелым специалистом-профессионалом.

За тринадцать лет работы в СНПО «Реставратор» Павел Владимирович успел принять участие в воссоздании и реставрации паркетных полов Большого Петергофского дворца, Екатерининского корпуса и корпуса «Эрмитаж», дворца Марли, Аничкова, Юсуповского дворцов, особняка Бобринских, Петропавловской крепости и множества других шедевров петербургской архитектуры.

Распад СНПО «Реставратор» стал одним из драматических эпизодов в жизни Павла Владимировича Кулешова. Уход в небытие могучей отраслевой структуры, давшей жизнь феномену ленинградской реставрационной школы, влюбленные в свое дело профессионалы воспринимали болезненно.

Тем не менее даже в тяжелое время середины 90-х Павел Владимирович не остался без сложной и интересной работы. В то время молодая реставрационная фирма «Геликон» принимала участие в проводившейся в США масштабной выставке «Русский имперский стиль». По просьбе директора компании В.И. Щапова Павел Владимирович взялся за сложную задачу – изготовление полной копии паркета Портретного зала Екатерининского дворца, причем необходимо было создать сборно-разборную конструкцию, легко перемещаемую до места экспозиции. С этого необычного проекта началась работа в компании «Геликон», которая продолжается до сих пор. За последние годы главный специалист Павел Владимирович Кулешов участвовал в масштабных работах по воссозданию декора, предметов искусства и паркетов Мраморного дворца, Санкт-Петербургского академического театра им. Ленсовета, Министерства юстиции. Много труда вложено в воссоздание утраченных интерьеров Строгановского дворца.

Судьба любимой профессии не на шутку заботит его сегодня. Большие проблемы реставрации создает несовершенное законодательство, убежден Павел Владимирович. Кроме того, в отрасль стало приходить меньше молодежи, и еще меньше – людей, которые хотят расти как профессионалы.

Отдельной проблемой является отношение к отреставрированным памятникам, которое за последние годы в некоторых музеях изменилось в худшую сторону. Неправильная эксплуатация значительно сокращает срок службы воссозданного или отреставрированного изделия, а порой и вовсе сводит на нет трудоемкую и дорогостоящую работу.

С этими и многими другими проблемами, имевшими отработанные механизмы решения в прошлом, сегодня справиться непросто.

- Радует тот факт, что необходимость связей между реставрационными коллективами и коллегами сегодня стала очевидной для многих, - говорит Павел Владимирович. – Учреждение в городе Союза реставраторов, принятие единого для всех Кодекса реставратора говорит о наметившейся тенденции к объединению разобщенных фирм в единое профессиональное сообщество, а также позволяет вырабатывать для отрасли важные решения, знакомить общественность с ее жизнью. Хочется верить, что в отрасль придут молодые и талантливые, пытливые и ответственные, те, кому интересны послания из прошлого. Они и продолжат историю реставрации.

все статьи »