ООО «Британский страховой дом»

Аллея славы

Николай Аркадьевич Михайлов

Николай Аркадьевич Михайлов У НИКОЛАЯ АРКАДЬЕВИЧА МИХАЙЛОВА указано всего три места работы в трудовой книжке. Его профессиональный путь похож на прямую дорогу с одним поворотом в начале взрослой жизни. Николай Михайлов родился в 1960 году в Баку. Его отец, хоть и не получил образования профессионального художника, прекрасно рисовал. Двоюродный брат Николая стал замечательным архитектором. По стопам брата хотел пойти и Николай Аркадьевич. Занимался в изо­студии при городском дворце пионеров и школьников им. Юрия Гагарина, готовился к поступлению в архитектурный институт в Баку или Москве, но, приехав в 1975 году на каникулы в Ленинград, навсегда влюбился в этот город. Он решил после окончания школы поступать в Ленинградское художественное училище имени В. А. Серова. Однако в качестве абитуриента будущий художник оказался не у дел: для попадания в списки училища требовалась ленинградская прописка.

Волей судьбы молодой человек познакомился с генеральным директором объединения СНПО «Реставратор» Суреном Ивановичем Газиянцем, который предложил ему поработать в объединении «Реставратор», получить ленинградскую прописку и на будущий год поступить в художественное училище имени Серова. Однако, Николай Михайлов решил попробовать свои силы в Бакинском высшем художественном училище. Поступив в учебное заведение, учиться, впрочем, в нем он не стал, а вновь приехал в Ленинград, устроился учеником в бригаду живописцев в объединении «Реставратор» к старейшему мастеру Николаю Владимировичу Бычкову. Вчерашнему школьнику во 2 ой пушкинской мастерской, где он работал, доверяли калькировать живопись, расчищать росписи. Свой первый объект — дом купца Петрова, на Рузовской. 21, он делал в окружении талантливых художников­реставраторов — Н. В. Бычкова, Р. Д. Слепушкиной, О. Р. Кожуховского, начинающих молодых художников, которые сегодня составляют гордость петербургской реставрационной школы. В объединении приходилось заниматься и малярной работой, и вышпаровкой. Николай Михайлов называет этот жизненный период школой познания многогранности своего ремесла.

В СНПО «Реставратор» будущий художник­реставратор проработал год, но успел принять участие в реставрации Мариинского и Юсуповского дворцов. Одновременно молодой человек готовился к поступлению в училище в рисовальных классах при Академии художеств и изо­студии ДК им. Кирова. В следующем сентябре Михайлов стал студентом Ленинградского художественного училища им В. А. Серова. С перерывом на службу в армии он окончил в 1984 году учебу в альма­матер с красным дипломом. Но создание семьи и оставшаяся после смерти отца мама в Баку, заставили художника­реставратора принять непростое решение: покинуть любимый город, вернуться к себе на родину. Четыре бакинских года оказались плодотворны для профессионального роста. В азербайджанской столице Николай Михайлов поступил на работу в Республиканское Управление реставрации.

В 1988 году в Баку начался межэтнический конфликт, вычеркнувший из жизни семьи Михайловых этот солнечный город. Родители Николая Аркадьевича, родившиеся в Баку, имели предков из Нагорного Карабаха, и Николай Михайлов принял решение переехать с семьей и мамой в Ленинград. Не удивительно, что местом работы Михайлова на долгие годы вновь стало объединение «Реставратор».

— Я получил очень хорошее образование в области реставрации в училище имени Серова у замечательных педагогов — наставников И. В. Ярыгиной. Т. Д. Чижовой, О. М. Матвеева. Но лишь работая с памятниками начал осознавать их индивидуальность, уникальность и неповторимость.

Очевидно, что работа с архитектурными памятниками Санкт­Петербурга и дворцовых пригородов дала художнику огромный опыт реставрации европейской живописи. В его послужном списке множество дворцов города. Вот лишь некоторые из них: бывший особняк С. П. фон Дервиза, СПб Государственный камерный музыкальный театр «Санкт­Петербург Опера», живописный плафон белого зала, масло по штукатурке; Российский государственный академический театр драмы имени А. С. Пушкина; «Александринский театр» (Живописный плафон. Холст, масло, основа — медь.); Российский Государственный академический малый театр имени Мусоргского «Михайловский театр» (Живописный плафон. Холст, масло. Паркетаж.); Николаевский дворец, Дворец Труда (Домовая церковь. Фреска); Санкт­Петербургский музей театрально­музыкального искусства, Шереметьевский дворец (Малиновая, Зеленая, Золотая, Этрусская гостиные. Потолок концертного зала,); Строгановский дворец (Интерьеры. Живопись по штукатурке), Константиновский дворец, интерьеры (воссоздание); Дворец Алексея Александровича (Дом музыки) (плафон Белого зала — холст, масло), Михайловский замок (Инженерный замок) (Центральная лестница. Клеевая живопись, Зал Рафаэля. Клеевая живопись, холст, масло).

— Реставрация не бывает легкой, — говорит Николай Михайлов. — Она непременно сопровождается внутренним переживанием. В Михайловском театре я вёл работы по реставрации плафона на холсте итальянского художника Бузато. Впервые этот плафон был демонтирован, холсты были накатаны на вал и дальнейшая реставрация плафона проводилась в условиях мастерской. Это был настоящий эксперимент с поиском новых материалов и решений по монтажу дублированного холста на паркетаж. А в Александровском театре холст живописного плафона был наклеен на медь, и это был уже эксперимент самого Карла Росси, который нам в какой то мере пришлось повторить.

Времена менялись, менялись и формы собственности реставрационных предприятий. Перед самым закрытием объединения «Реставратор» Михайлов был переведен в 2006 году в «Петербургскую реставрационную компанию», где трудится по сию пору практически на всех значимых объектах.

Несколько раз Николаю Аркадьевичу довелось реставрировать и памятники XVI–XVII вв. В 2010 году художнику предложили работать в Москве в храме Пресвятой Богородицы в Старом Симонове XVI века. Тогда впервые он узнал о недоверии к петербургским реставраторам, о стойком убеждении, что они не владеют техникой реставрации фресок. Но команде художников­реставраторов под руководством Михайлова удалось переломить ситуацию своей компетентностью и мастерством. Итогом стало награждение петербургских мастеров патриаршей грамотой и увеличение объема работ с фрагмента стены до реставрации всего храма. Такой успех позволил художнику возглавить реставрацию Успенского собора в Сергиевом посаде к празднованию 750 летия Преподобного Сергия Радонежского

— Действительно, в Новгороде, в Москве, в Пскове иная техника росписи, прежде всего, это древнерусские фрески, — рассказывает Николай Аркадьевич. — Но в Петербурге преобладает клеевая живопись в технике гризайль. Эта особенность росписи дворцов Петербурга и его пригородов связана с определенными климатическими условиями. Сама роспись сохраняется, а авторские фона, которые являются неотъемлемой частью живописи в большинстве случаев утрачены. Одной из главных причин является нарушение температурно­влажностного режима. Авторские фона реставраторы находят небольшими фрагментами под слоями штукатурки, шпатлёвки, побелки и окраски. На основе найденных фрагментов составляются колера, приближенные к авторским. Именно поэтому мне близка методика консервации произведений монументальной живописи.

Сегодня Николай Аркадьевич Михайлов — реставратор высшей категории. В 2011 году он был награжден знаком «Почетный реставратор Санкт­Петербурга» II степени. А в 2015 году победил в профессиональном конкурсе «Реставратор года» в номинации «Лучший художник­реставратор» за реставрацию росписи передней гостиной и живописного плафона «Аполлон и Искусство» Стефано Торелли Китайского дворца в дворцово­парковом ансамбле «Ораниенбаум». Коллеги говорят о нем, как о человеке удивительной работоспособности и отзывчивости, как о настоящем новаторе в реставрации. О своей способности достигать совершенства в реставрации, без вмешательства в авторский замысел, Николай Аркадьевич отзывается просто — как о достигнутом серьезным трудом опыте. Плоды его рук впечатляют современников, но еще дают силы трудиться дальше самому художнику.

все статьи »